September 19th, 2011

Жанна Жердер

Орфей вернулся в оперетту

Итак, спешу поздравить всех, кто имеет какое-либо отношение к жанру оперетты. На днях произошло событие поистине знаковое – в «Московской оперетте» состоялась премьера оффенбаховского «Орфея в аду». Почему знаковое? Потому что театр вернулся к истокам жанра, совершив вместе с переполненным зрительным залом путешествие в далекий 1858 год, когда в театре «Буфф Паризьен» состоялась премьера оперетты «Орфей в аду», возвестив рождение нового жанра – оперетты. Конечно, постановочная группа могла пойти «археологическим» путем, пытаясь восстановив по крупицам «Его Величество Подлинник». Но вспомните попытки балетной труппы Мариинского театра оживить старинный балет «Пробуждение Флоры», после которой один уважаемый мной театральный критик написал рецензию под заглавием «Зачем разбудили Флору?». Подлинник нужно искать в музее, театр существует не для этого. Это здорово, что постановочной группе во главе с режиссером Алиной Чевик удалось не только создать великолепный спектакль, но и насытить его атмосферой скандала, без которой Оффенбах просто немыслим. Читая некоторые отзывы в интернете, невольно вспоминается история о том, как французский критик Жюль Жанен в своей рецензии обвинил «отца оперетты» в попрании святынь и глумлении над великими богами Олимпа. (Кстати, именно эта разгромная статья сурового критика стала лучшей рекламой для «Орфея»). Так и сейчас кто-то упрекает режиссера, заставившего народного артиста России Юрия Веденеева залезть в ванну с очаровательной Эвридикой. Но ведь это прекрасно, когда народные артисты хулиганят! Да еще с таким шармом и озорством! Прекрасно, что режиссер смог не только увлечь артистов новой, не похожей на прежние работой, но и подтолкнуть их к веселейшей игре, название которой  - импровизация. А это, поверьте, дорогого стоит. Ведь если весело актерам, то и зрителям весело. 

Сразу отвечу на гневные речи тех, кому спектакль не пришелся по душе: НЕЛЬЗЯ ПОНРАВИТЬСЯ ВСЕМ СРАЗУ, И СТРЕМИТЬСЯ К ЭТОМУ НЕ НУЖНО. Если спектакль Вам не нравится – не ходите на него, театр от этого ничего не потеряет, вы - тоже. Этот спектакль ориентирован на широкую публику, а не на отряд воинствующих поклонников, которые готовы пересыпать оперетту нафталином, чтобы в ней моль не завелась. Кто-то опасается за нравственное здоровье приведенных в театр детей, которые могут увидеть хулиганский танец то ли чертей, то ли мух, одетых в зеленые костюмы. Ну, так не водите с собой детей, а если уж привели,  имейте смелость как-то объяснить им происходящее (поверьте, между собой они о таком говорят, что вам и не снилось!). Опасаться за нравственность сидящих в зале взрослых тоже не стоит – им по ТВ и не такое показывают. 

Спектакль насыщен яркими актерскими работами. Труппа театра лишний раз доказала свою творческую состоятельность. Лучшее средство проверить актера «на вшивость» - оставить ему «люфт» для импровиза. Актеры «Московской оперетты» прошли сей экзамен на «ура», причем это относится как к мэтрам, так и к новому поколению. Поистине филигранна работа Светланы Варгузовой – ее Венера, манкая и женственная, демонстрирует публике почти забытое на этой сцене, знаменитое «поди сюда», за которым шли в оперетту многие поколения зрителей мужского пола. Великолепен «руководящий работник»  Юпитер - Юрий Веденеев. Как всегда, при появлении на сцене Александра Маркелова начинается «новый спектакль», но на сей раз он не идет в разрез с основным действием.  Браво! О назначении на роль Эвридики Эллы Меркуловой, могу сказать без кавычек – подобно награде, нашедшей своего героя, роль нашла свою актрису! Перед нами очаровательная мещаночка, усовершенствованный вариант ильфо-петровской Эллочки-людоедочки - становится совершенно понятно, почему на такой «крючок» попались трое совершенно разных мужиков – Орфей, Плутон и Зевс. Неотразим Александр Каминский в роли ведущего ток-шоу «Острая кнопка», хороши работы  Максима Новикова (Меркурий) и Александра Бабика (Купидон). Как всегда убедительна Марина Коледова (Юнона). И о, чудо! Полноправными персонажами спектакля наконец-то стали артисты хора и балета

Постановка любой оперетты  держится на трех китах: музыка (музыкальный руководитель спектакля Константин Хватынец), оформление (художник-постановщик Владимир Арефьев) и хореография (балетмейстер-постановщик Ирина Корнеева). Приятно сознавать, что в случае «Орфея» эти три кита не тянули в разные стороны, создавая сложности режиссеру, а действовали слаженно, работая на общее дело – создание спектакля. Поэтому и смелая хореография и необычное для театра оперетты декорационное решение не шли в разрез с задумкой режиссера, а лишь укрепляли ее. Браво! Отдельное «Браво» музыкальному руководителю «Орфея» Константину Хватынцу, заставившему давно знакомые нам оркестр и хор «Московской оперетты» звучать так, как подобает звучать хору и оркестру столичного Академического театра.  

Предвижу упреки в предвзятом отношении: «А где же критика?». Но останусь верна своему правилу: «О коллегах либо хорошо, либо ничего». Если бы спектакль мне не понравился – я бы просто о нем не писала. А спектакль мне понравился! Очень!